Равноценность всех народов и наций

Из рубрики: Психологические идеи и воззрения казахских просветителей

image

     Валиханову было свойственно подмечать положитель­ные качества в традициях тех народов, с которыми он близко общался. Он отстаивал точку зрения психологи­ческой равноценности всех народов и наций. Чуждый национальной ограниченности, идеализации прошлого, ученый решительно выступал против национальной зам­кнутости, откровенно говорил о культурной и экономичес­кой отсталости своего народа. С особым уважением он от­носился к великому русскому народу, глубоко уважал его трудолюбие, хорошее знание земледелия, преклонялся пе­ред созданными им культурными ценностями.

     В большинстве своих работ Валиханов дает точные психологически оправданные характеристики многим со­седним народам (туркменам, уйгурам, киргизам, узбе­кам, китайцам).

     Величайшим достоинством уйгуров (малобухарцев) он считал их свободолюбие. Патриотизм, по его мнению, является «самой замечательной особенностью малобухарцев» В другом месте он отмечал, что «кашгарцы (уй­гуры) характера доброго, общительного, радушны, трудолюбивы и до крайности вежливы».

     По мнению Ч. Валиханова, общительность является характерной чертой всех туркестанцев.

     Ч. Валиханову был чужд высокомерный и ошибочный взгляд на народ как на пассивную толпу. Вся его деятель­ность была посвящена защите интересов простого люда. «С пролетариатом степным я в большой дружбе и скоро сходимся»,— писал он поэту А. Н. Майкову, чувствуя в народе активную творческую силу. Однако Валиханов ви­дел, что, несмотря на трудолюбие, народ в своей массе живет очень бедно, так как ему приходится содержать нетрудящиеся классы. «Если бы туркестанцы,— писал он,— могли пользоваться плодами своих трудов, то они были бы одним из богатых восточных народов, коими они были прежде. Непомерные налоги, система клиентизма и насилие беков отнимают у них почти все достояние». Он симпатизирует беднякам Кашгарии. Все это говорит о том, что чаяния простых людей, к какой бы националь­ности они ни относились, были близки и понятны Валиханову. Это сочувствие к угнетаемым и ненависть к эк­сплуататорам служили той основой, на которой формиро­вались его демократические убеждения.