Притяжение однородного однородным

Из рубрики: Психологические воззрения Абая Кунанбаева

image

     Вторым свойством человеческого познания, по Абаю, является «притяжение однородного однородным». Здесь, вероятно, Абай имеет в виду вторую ступень процесса по­знания. Он говорит, что познать мир — это значит по­знать то, что составляет общую суть явлений, что связы­вает их. «Оно состоит в том, что ты будешь все сравни­вать, узнав новое, будешь вспоминать однородное, прове­рять, похоже ли это новое на старое полностью или толь­ко частично, будешь спрашивать о непонятном, изучать его по книгам и не успокоишься до тех пор, пока не усво­ишь все, что тебе хотелось».

     Хотя Абай и не мог осознанно показать связь между чувственным и логическим, закономерность перехода от одной ступени познания к другой и качественные отличия этих процессов, он все же не отрицал наличия связи меж­ду ними и догадывался о взаимных переходах от одного качества к другому. Поэтому абаевский термин о «притя­жении однородного однородным» подчеркивает однотип­ное, общее в предметах, отражает сущность явлений окружающего нас мира. Одним словом, Абай считал, что мы познаем действительность благодаря органам чувств и своему разуму.

     Абай рассматривает явления природы и общества в движении и изменении. В этом отношении примеча­тельно следующее его высказывание: «Мир — океан. Время, как ветер, гонит волны поколений, сменяющих друг друга. Они исчезают, а океан кажется все тем же».

     Постоянно изменяется не только природа, но и чело­век, человеческое общество, говорит поэт. Он никак не мог согласиться с казахской поговоркой: «Дурному не стать хорошим, хорошему не стать плохим», ибо она при­ложима лишь к частным случаям. У Абая сложилось свое «отношение к человеку, вера в то, что люди способны ме­няться, перевоспитываться. «Если б в моих руках была власть, я отрезал бы язык всякому, к го говорит, что чело­век неисправим»,— писал он в «Тридцать восьмом слове». Эта же мысль звучит и в «Двадца­том слове»: «Жизнь и сила человека также не остаются в неизменном состоянии».


Уровень Шекспира