Методические разработки

Из рубрики: Психологические идеи Ибрая Алтынсарина

image

     Алтынсарин, как незаурядный методист, из практики школьного обучения часто делает интересные психолого-педагогические выводы. Отдельные места его методиче­ских указаний («Начальное руководство к обучению киргизов русскому языку») в какой-то мере касаются и психологической стороны вопроса. Хотя в них и нет пря­мого упоминания о том, что при составлении этого посо­бия он учитывал те или иные психологические моменты, но размышляющему читателю нетрудно уловить истинный смысл. В некоторых работах он сам говорит об этом: «При обучении арифметике стараемся воздействовать на ум учеников, задавая сначала простые, несложные, а по­том более сложные задачи из детского и окружающего быта».

     В своих методических разработках по русскому языку для учащихся казахов он требовал, чтобы дети не меха­нически, а сознательно запоминали слова незнакомого языка, предлагал сопоставительное освоение лексики и грамматики казахского и русского языков.

     Или вот другой психологический момент, который учи­тывал Алтынсарин при изучении русского языка казах­скими детьми. Для большей доступности материала он сознательно нарушает принятый в русской школе поря­док изучения частей речи. Подбор примеров в его «Руко­водстве» произведен по принципу, который предусматри­вает включение слов, понятных детям. Берутся, напри­мер, прилагательные, характеризующие человека, затем слова, обозначающие размер, цвет и т. д. После прилага­тельных приводятся числительные, местоимения, наречия и союзы, предлоги и, наконец, глаголы.

     Алтынсарин писал: «Учу их (он имеет в виду казах­ских детей): сперва названия предметов, исклю­чительно слова, относящиеся к имени существительному; потом названия качества предметов имени прилагатель­ному; потом соединяем названия предметов с их качест­вами как белый человек и т. д.»

     К такому методу он пришел в результате глубоких раздумий и повседневной практической работы со своими учениками-казахами. В обычных школах обучение начи­нали в то время непосредственно с чтения и объяснения материала. Такой подход сразу же ставил казахских де­тей, не владеющих разговорной речью, перед необходи­мостью познавать одновременно как значение слов, так и их грамматические изменения. Двойная нагрузка затрудняла восприятие материала, так как дети не могли быстро понять и усвоить русские слова и грамматические конструкции незнакомого языка, столь отличного от их родного. Алтынсарин понял, в чем состоят эти трудности. «Киргизский мальчик,— писал он,— сразу поставленный в необходимость изучать в одно и то же время и значе­ние слов, и грамматические изменения, встречающиеся в книгах, не по система­тическому при этом порядку, становится в тупик, не мо­жет ничего обобщить в своей голове ввиду разнообразной сложности встречающихся правил; дело доходит даже до того, что он решительно ничего не понимает». В связи с этим Алтынсарин, как внимательный педагог, предлага­ет облегчить задачу, считая, что, прежде чем дети при­ступят к чтению русских книг с объяснением прочитанно­го, необходима некоторая систематическая подготовка, способствующая пониманию как отдельных слов, так и основных грамматических правил. Без такой предвари­тельной подготовки поня­тия учеников могут спутаться; дети не будут в состоянии составить себе определенного представления ни о какой грамматической особенности и долго будут говорить «он» вместо «она», «шел» вместо «идут» и т. д.».